Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Джонс

по следам культуры

Последняя Афиша (журнал, почитаемый некоторыми за реалистическое зеркало культурного потребления) отличилась не только тем, что даже большинство колумнистов откровенно рекламируют новый фильм Финчера, но и красноречивой подборкой "самых дорогих блюд" в московских ресторанах. Концепцию, так сказать, потлача - в массы! Например, особо радует "Паста Миллиардере", где среди ингредиентов - лангусты (написано про них буквально следующее: "лангусты доставляются с парижского рыбного рынка Ренжи, на котором за них просят 2000-3000 рублей"(sic!)), устрицы (с того же рынка), черная икра и коньяк Henessy. Рецепт блюда (8500 р. за порцию) как нельзя более прост: к пасте добавить лангустов и устриц, затем выложить осетровую икру, а поскольку паста готовится по принципу фламбе, для поджигания используется коньяк Henessy X.O.

Вообще тут многое интересно. Например, ранее, как известно, "суп привозили из Парижа", а теперь прям на рынке Ренжи "просят 2000 рублей", видимо потому что никто кроме рублей ничего за такой продукт не просит. Опять же, суп привозили в кастрюльке от повара, то есть готовый продукт в эксклюзивном исполнении, а Ренжи, если имеется в виду Rungis, - вообще не рыбный рынок, а просто самый большой (то есть обычный глобализированный) рынок свежих продуктов - то есть эксклюзивность изрядно понизилась, но тяга к ней не пропала. Вообще это замещение обычного мегамолла "рыбным" рынком характерно - нельзя признать, что привезли лангустов с того же Ашана (ну пусть получше Ашана, ладно), но и просто суп довести уже тоже нельзя. Так что приходится в ходе транспортировки придумывать особые рыбные рынки (видимо в стиле "Парфюмера"). Проблема, конечно, в том, что самые дорогие блюда требуют самых редких продуктов, а не лангустов, так что Афише следовало бы рассказать про то, как, предположим, олигархи закусывают мясом синего полосатика или сердцем гориллы, а тут какие-то французы!

К тому же, для Афиши, некогда сделавшей ставку на равенство всех (с определенным достатком конечно) перед культурным потреблением, рецепты паст за 10 000 рублей и буйабеса за 22 000 - это весьма интересный дискурсивный разрыв, поскольку он вводит тему кулинарной интеллигибельности. Рецепт нужен, разумеется, не для того, чтобы вы повторили его дома (в отличие от сайта "Еда.ру") - и дело вовсе не в том, что дома вы можете по неопытности обгореть в коньяке. Скорее, именно такая неповторимость создает новое базовое различие, а не равенство, - между теми, кто способны, даже чисто физически, съесть нечто невообразимое, и теми, для кого вкус подобного блюда - объект интеллектуальной реконструкции. Подозреваю даже, что такой вкус только и может существовать как интеллектуальный объект, то есть ноэма ("если сложить лангустов, устриц и пасту, а потом сжечь в коньяке... получится нечто!"), тогда как реальность этой горелой пасты никакого значения не имеет. Так что, кто говорил, что жареных логарифмов не бывает? Логарифмов - может и нет, а вот некоторые блюда можно потреблять только ноэматически.

В этом смысле наиболее релевантный протестный жест со стороны радикальной оппозиции мог бы выглядеть так: выйти на площадь, облить себя коньяком Henessy X.O. и устроить в знак протеста эдакое, знаете ли, флямбе. Можно предварительно купить лангустов. Если уж краковяк вприсядку не работает.

И, кстати, насчет Фейсбука - разве может Финчер (неплохой в прошлом режиссер, но не более) сравниться с консервативным юморком SoutPark'a?
Джонс

модернизация и колбаса

Заглянул вчера через щелку телеэкрана на мудрецов модернизации, собравшихся на "Стратегии 2020". Выдвинутая формулировка модернизации – "перевести страну в другой класс" (надо думать - в бизнес-класс из эконома?) – распадается на две стратегии перевода, через которые, в общем-то, и было предложено – не только Сурковым, но и другими – рассматривать эту задачу. То есть вопрос в лифте. Или в проводнике. В одном случае это абстрактная социальная машина, в другом случае - это некие "люди".

Большинству, конечно, понятны "люди". То есть, например, понятно, как вдруг изменится этот самый "человек", если он вдруг ощутит себя в национальном единстве. А не просто каким-то номинальным представителем какого-то социального тела. Кое-кто даже считает, что есть некоторые антропологические примитивы (далее не анализируемые связки действий/желаний), способные запустить переход России в бизнес-класс, например таким примитивом является представление, будто за отданные деньги мы должны что-то получить (Аузан). И если деньги будут отдавать (а сейчас их государство отбирает безлично и безналично, в виде налогов), то и требовать за них будут. То есть человек-финансист натурально хочет за деньги что-то поиметь, если только он их сам отдал, подержав в руках (без такой тактильности у него их и нет вовсе, поскольку не даны они в ощущениях). Открытие политэкономии: требовать за деньги можно только тогда, когда на руках еще остался след типографской краски от банкнот! Непонятно правда, как сделать так, чтобы люди полюбили отдавать деньги, не отдавали их по принуждению, ведь если по принуждению – значит они не отдают. Это, кстати говоря, центральный мотив всей цифровой экономики - построить бизнес не на потребностях, а на желании платить деньги за то, без чего вообще-то можно обойтись (модель виртуальных товаров). Сможет ли российское государство стать виртуальным товаром, вроде дополнительного игрового «здоровья» или прочих бонусов в WOW? Возможно, в этом варианте переезд всей страной в другую часть глобального лайнера возможен тогда, когда сам "институт" (собственности и т.п.), который предполагается получить за деньги, станет виртуальным - то есть и так можно вполне обойтись без него, но можно и подкупить. Не делайте, как говорится, из института культа, и тогда, глядишь, кто-то им и заинтересуется.

Другой вариант – это бихевиористский лифт. Collapse )
Джонс

Рыба и Мясо как фашизм и коммунизм

Вот наши великие умы современности тут и тут развили бурную деятельность в поддержку культа рыбы против мяса и вообще поделились, так сказать, своими вкусами в области сигов, омулей и прочих шпрот. Хотел бы выразить радикальное несогласие и даже возмущение, поскольку эти посты показались мне просто отвратительными.

Во-первых, в этом вопросе я хотел бы выступить с вполне универсальной позиции, вернее ее-то и утвердить, а не описывать "это мне нравится, а это - нет". Причем моя универсальная позиция вполне обоснована и некоторой персональной историей - хотя я и вырос в городе, на гербе которого с екатерининских времен красовались бессменно три стерлядки, рыбу я не люблю, и никогда ее много не ел. Впрочем, мой случай нетипичен, поскольку я вообще не люблю еду. То есть "еду" как феномен. Что, естественно, тоже подвязано на определенную физическую персональную историю, однако в пределе именна эта история и нетипичность позволяет сделать вполне универсальный рефлексивный твист. А именно. Собственно натурально данный процесс еды представляет собой огромный партикулярный риск, вернее сказать - риск самими партикуляриями. Любому биологу вполне ясно, что процесс потребления любых натуральных продуктов - проблематичная процедура, чреватую многими осложнениями. Не говоря уже о том, что у человека нет никакого эволюционного механизма, позволяющего питаться тем, чем надо. То есть мы имеем открытую систему, подверженную совершенно невообразимым возмущениям извне - и это даже не вопрос исходного ее состояния, то есть т.н. здоровья. Поэтому я вполне серьезно расчитывал на то, что еще на моей жизни будет возможно не только переселиться на Марс (что в экзистенциальной проекции является conditio sine qua non), но и питаться абсолютно сбалансированными микроинъекциями или по крайней мере таблетками. То, что это до сих пор невозможно, говорит лишь о бессилии естественных наук, которые занимаются всем чем угодно, только не решением проблемы питания именно с точки зрения глубинной физиологии, позволяющей снять стихийность процесса, в котором беспорядочно взаимодействует куча биохимических компонент, автономная нервная система и много чего еще. Короче говоря, это Гегель считал, что можно жрать все что угодно, поскольку любой артикул еды погружается в универсальное "Пищи" (кстати, знавал я одного бомжа, у которого натурально не было в жизненном мире никаких "блюд", поскольку любое блюдо существовало уже во вполне снятом виде "Пищи" - он так и говорил, и был, вероятно, ближе всех к Гегелю). Я же, в отличие от Гегеля, считаю, что еда сама размечена по линии прогресса, и есть вполне очевидное прогрессивное движение от слепого потребления всего подряд к тонкому биохимическому регулированию. И эта линия прогресса, естественно, не совпадает с линий кулинарии или кухни, которая является проекцией чисто социального измерения господства: господин - это тот, кто может позволить себе играть на несущественных кулинарных различиях. А коммунизм - это просто место, где не нужно есть вовсе, а кухня отменена вместе с властью.
Collapse )
Джонс

Вегетарианство - есть как растение

Кулинарная метафизика имеет хищническую логику: животная пища в принципе гораздо более индивидуирована и дифференцирована, чем растительная: можно легко представить себе, как на какой-то праздник гурманов привозят всем хорошо известное, уникальное животное. Однако уникальность какой-то тыквы или брюквы легко ставится под вопрос, тем более что здесь дело не в логике различения животных и растений как таковых, а в их различии в еде: отношение жертвы и хищника взаимно индивидуирует их.

Collapse )