Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Джонс

редактор - археолог и манипулятор

Звучная характеристика одного редактора: "with a long history of extracting articles deeply lodged in feverishly elusive contributors" (правда, это текст известного поэта Клайва Джеймса). Это несколько иная парадигма, чем та, которой описывался, например, Роберт Сильверс, редактор NYRB, человек, который писал "руками других" более точно, более тонко и красиво, чем он мог бы сделать своими. В одном случае - археология, развертываемая на территории весьма уклончивого объекта - то ли болота, то ли зыбучего песка, который, однако, уже содержит статьи, которые надо извлечь в первозданном виде. В другом случае - дистанционная манипуляция. Руки куклы принципиально меньше/изысканнее неуклюжих рук редактора: редактор всегда должен найти того, кто напишет лучше, чем он сам, иначе зачем он нужен. Это редакторский императив, а не какая-то аскеза, как часто любят представлять, и этот императив питает, естественно, своеобразный редакторский азарт.

И в том, и в другом случае утверждается специфическая автономия, можно даже сказать "бытие в себе" итогового письма. Археология сближается с охотой и выманиванием текста, который слишком дорог автору, чтобы он мог его выдать - настолько дорог, что "уклонение" оказывается не столько стратегией сокрытия, сколько попросту неустойчивостью самого этого текста. Охотник еще должен внушить дичи, что она - непаханное поле археологических залежей, и тогда в ее глубине неизбежно будет текст (это несколько напоминает детскую практику закапывания/откапывания кладов - хотя мы "знаем", что там внутри, к этому можно относиться как к внешнему).

А в другом варианте именно видимость "манипулирования" порождает эту автономную инстанциацию текста, в который уже вписана мета отличия от всего редакторского, от всего управленческого, тогда как без этой манипуляции текст оставался бы в эмпирической самопроизвольности и, следовательно, несостоятельности. Надо ли говорить, что это, конечно, довольно развитые техники редактуры, отличные от работы с "самотёком", методы которой порой еще практикуют иные редакторы - как медведи из года в год вылавливающие несвежого лосося, в силу генеалогических заблуждений рвущегося на свои вечные нерестилища?
Джонс

Гераклит как Гераклит

К заметке Т.Левиной (http://russ.ru/Mirovaya-povestka/Kopirajt-na-Geraklita-istoriya-filosofii-protiv-filosofii) и несколько повторяя сказанное на круглом столе.

Трансцендентальный аргумент Ахутина vs. Муравьева ("как заниматься историей философии, если не знать, что такое философия") работает только в том случае, если он систематически пропускает и стирает кавычки, вернее их продуктивную роль. А работа историка построена как раз на позиционировании кавычек вокруг слова "философия", которые методологическим движением превращаются в скобки, за которые выводится "смысл" слова, якобы позволяющий отличать один объект от другого. Точно так же историку монархии не обязательно быть монархистом, поскольку он работает с монархией в кавычках, вскрывая - при случае - внутреннюю неоднородность самого этого явления, привычно подверстываемого под ноэматическое единство. Философ - в таком традиционном изложении - оказывается маньяком "описаний", которые только и должны гарантировать единство объекта, тогда как историк рассматривает свои объекты через "жесткие десигнаторы": даже если Гераклит не окажется состоятельным философом, историческая реконструкция его текста все равно состоятельна. То есть Гераклит - это Гераклит, даже если он не философ - если, например, философ в "диалоге" с ним выяснит, что он умалишенный (его "описание" как "философа" выступает в качестве оправдания дисциплинарного разделения, отправной точки, а не аксиомы). Тогда как философия в итоге изображается весьма консервативным аргументом, стирающим кавычки и вообще все пунктуацию в континууме "беседы с древними", что оборачивается принципиальной невозможностью различения каких-либо препинаний в самой мысли. Впрочем, повторение подобных споров (их диспозиция в данном случае ничем не отличается от того, что можно было встретить на отечественной сцене и двадцать лет назад), говорит лишь о локальном отсутствии дискурсивных координат для собственно современной философской работы, каковое отсутствие восполняется "диалогом". Сегодня это абсолютно ложная альтернатива: трансцендентальное единство континуума vs. "внешняя" история, неприемлемая в силу своей трансцендентальной незаконнорожденности.
Джонс

ten years



В десятилетию выхода EuroOntology (2001) - вся книжка на Scribd. (Копия pdf файла - на censura.ru.). Текст в основном был написан в 2000-м.

Несмотря на понятную дистанцию к собственному тексту, отдельные места мне до сих пор нравятся. Стиль можно было бы охарактеризовать как brave and weird. Вернее даже too weird to write too rare to read.

И руины на обложке - тоже уже артефакт, снимались именно потому, что было известно - скоро их не будет. Так что текст в проекции руин, замененных бизнес-великолепием.
Джонс

аркады

Политические историки (Покок) указывают на то, что формирование arcana imperii как главного понятия для обозначения политических дел в целом является, по сути, следствием глобальной нехватки концептуальных средств для описания и структурации социально-политических отношений, которые представлялись полным хаосом. То есть средневековье было буквально темным. Хаос упаковывался в черный ящик и вручался по назначению - королю, который что-то там должен был сделать с ним (и о чем мы не хотим ничего знать, разумеется). Социальная структурация и рационализация просвещенческого типа в принципе исключают режим arcanum. Однако может быть и обратное движение - а именно затемнение политической системы (превращающейся в сплошные арканы) ведет, в конечном счете, и к потере социально-политической разметки. Причем этот процесс совершенно не обязательно должен быть стихийным.В итоге, например, социальные науки действительно не могут ничего сказать об обществе. Лучшим средством познания такого общества оказывается, к примеру, журналистика и жизнеописания, предсказательная сила которых, правда, тоже равна нулю.
Джонс

Матрица Гоббса

Отчасти в качестве реакции на последний теоретический семинар МФК (краткие тезисы - http://irinafil.livejournal.com/134131.html) - набросок про "нехватку" и выживание в гоббсианской схематике, но не исторического толка:

То есть пластмассовое сердце vs. сердце в колбе – вот оппозиция, которая выписывается на базовом уровне. Сердце в колбе вполне может «думать», что оно прокачивает кровь, если есть соответствующее стимулирование, и этого более чем достаточно (тогда как для Аристотеля такое сердце – сердце лишь номинально). С одной стороны – функциональная единица, которая, хотя и может быть из другого материала, остается «неноминальным сердцем», если выполняет всю ту же функцию. С другой – «реальная единица», которая может функционировать и вне функционального контекста, но лишь в качестве «мишени», конечного фильтра, регистрирующего скорость потока.

http://www.censura.ru/articles/hobbesmatrix.htm
Джонс

1648 г.

Вышла в моем переводе книжка Бенно Тешке "Миф о 1648 г." (http://www.versobooks.com/books/406-the-myth-of-1648).

Довольно интересна в нескольких отношениях - как пример марксистской работы в сфере IR (показывающая, кстати, вообще логику концептуализации в этой области), как наиболее последовательная на сей день деконструкция представления о "Вестфальской" системе как рубеже модерна в международных отношениях, как продолжение ревизионистской теории Французской революции, как образец довольно резкой критики "миросистемных" подходов и т.д.

Взгляды Тешке на главного для отечественной философии гуру истории и социологии международных отношений - Шмитта - были изложены в его недавней "спорной" статье.
Джонс

Сделка с правосудием

Классная история (вернее кусок из книжки Кевина Паулсена Kingpin) про короля кардеров, которого посадили в 2010 году.

Собственно, интересны некоторые штрихи. Например, как вообще можно посадить человека, все преступления которого носят цифровой характер, который, к примеру, сам никогда не ходит в магазины с поддельными карточками. Единственный вариант - это найти какого-то мелкого мошенника, которого можно напугать так, чтобы он пошел на сделку с правосудием и согласился свидетельствовать против, став сначала осведомителем, кротом и т.п. То есть свидетель тут всегда априори подкуплен полицией (вполне легально, через институт сделки с правосудием, или не совсем легально, через те или иные договоренности), а самого по себе flagrant delit уже нет, суд всегда основан на косвенных данных. Грубо говоря, посадить короля можно только при том условии, что образована сеть подкупленных мошенников, инфильтратов, которые долгое время сотрудничают с ним и одновременно с полицией, пытаясь обмануть и тех, и других. Чтобы осуществилось правосудие, необходима очень широкая "серая" зона. Вообще американская тема сделки с правосудием в этом плане крайне интересна, поскольку является обратной стороной собственно enforcement'а.

Другой момент - использование luxuries и ebay для обналичивания карт. Все эти маленькие предметы роскоши, сумочки, часы, украшения и т.п. созданы словно бы специально для кардеров, которые не могут тратить очень крупные суммы (неизбежно требующие персонализации - например в недвижимости, акциях и т.п.). Интересно то, что финансовый рынок оказался для кардеров недоступным (хотя, казалось бы, куда уж проще - делай деньги не отходя от компа, и даже печатать карты не надо), зато сильно помогли Гуччи и Габбана, бессмысленные предметы женского туалета, легко продаваемые на Ибее. То есть вся инфраструктура этого потока - от бутиков до иБея оказалась просто находкой, иначе бы кардерам пришлось довольствоваться собственно потреблением бессмысленной роскоши в рамках своей личной жизни (например, обедать в дорогих ресторанах, подвергаясь тому же риску, которому они подвергают обычных картхолдеров).

Ну и второго короля кардинга - из Харькова - судя по тексту - вроде так и не посадили, в отличие от Вижна-Батлера)).
Джонс

Шмитт как язык-объект

Перевод наиболее критической части из статьи Бенно Тешке в последнем New Left Review о Шмитте:

Шмиттовская реконструкция международного права и порядка с Христофора Колубма до пространственной революции Гитлера решающим образом проясняется его собственной конкретной политико-экзистенциальной ситуацией начала 1940-х годов. Эту реконструкцию, которая суть нечто меньшее пропаганды или подтасовки, но большее простой тенденциозности, можно оценить в качестве идеологического продукта - строго заданной ре-интерпретации истории международного права и порядка.

Статья интересна по многим пунктам. Формально привязанная к последней большой биографии Шмитта - книге Р.Меринга "Карл Шмитт: взлет и падение", она фактически является критикой со стороны не философа или юриста, а современного специалиста по международным отношениям, развивающего марксистскую традицию. Тешке - автор известной работы "Миф 1648 года" (готовится в изд-ве Вышки) - хотя и затрагивает вопрос нацистского ангажемента Шмитта, по большей части анализирует собственно концептуально-аналитическую ценность "друга-врага", децизионизма, теории суверена и т.п. И в общем, приходит к единственно возможным выводам, к которым можно прийти, если не исходить из пламенного почитания. То есть это некая реакция на воображаемый вопрос "а почему в современной литературе по IR - и у самого Тешке тоже - нет ссылок на Шмитта, хотя тема явно его?".

Собственно, вывод, который следует, я как-то уже формулировал, но который не нашел, разумеется, поддержки: Шмитт - это, самое большее, язык-объект, но не метаязык. То есть "исследовать" можно все, но вопрос о теории "на основе" - это совсем другой вопрос. Хотя можно, например, и сейчас заниматься "физикой" на основе декартовской теории вихрей, почему нет. Впрочем, рецепция Шмитта в местных условиях строится по модели секты, инвестирование в которую должно оправдать содержательность предмета инвестиций.

Смешной момент - это демонстрируемая Тешке анти-социологичность Шмитта. То есть Шмитт - это конечно "одним юристом меньше", но на месте "юриста-минус" на самом деле нет никакого концептуального аппарата, кроме мистификаций.

Последняя часть статьи (нет в переводе) тоже весьма занимательна - поскольку отчасти открывает процесс превращения Шмитта в объект элитарного потребления (не столько в академической, сколько в дипломатически-управленческой среде). То есть в какой-то момент Шмитт стал автором для людей из министерств и дипломатов, а потом это позволило расширить академический престиж. Ну а левые (Тешке - не левак, а марксист, именно в традиции английской марксистской историографии), могли использовать все, что угодно, но, как легко заметить, никакой особой концептуальной работы с этим связано не было. То есть все тот же язык-объект, пусть и в постмодернистской версии, стирающей даже исследовательские задачи.

Интересный момент такого употребления "языка-объекта" в виде "мета-языка", то есть превращения банального "препарата" в инструментарий состоит в том, что как раз критическая дистанция должна быть максимально стерта - например это демонстрируется на примере биографии Меринга, использующей герменевтико-субъективирующий стиль. То есть слияние с объектом практикуют не только отечественные теоретики, но и аутентичные биографы. Этот момент можно было бы сравнить, например, с последней биографией Маклюэна. В принципе, если бы такое отношение к Шмитту (как у Коупленда к Маклюэну) было бы возможным, все можно было бы простить, но оно невозможно, поскольку еще не расшифрованы военные дневники и т.д., то есть тут пространство биографической субъективации в принципе не может быть оторвано от его теории (то есть специалист по Шмитту - это прежде всего специалист по Шмитту как автору, а не по содержанию его теорий). И, кстати, с Хайдеггером такого так и не вышло, как ни хотели - специалист по Х. не обязан интересоваться его дневниками, были они или нет.
Джонс

некрасивые жители Дании

Collapse )

Видимо, за такой вид в ближайшем оцифрованном будущем будут отправлять на галеры.
А вообще Койкен гений - снять грибок на стене так, что кажется, будто это фотография поверхности Марса, сделанная со стратосферного зонта)
Джонс

по МФК

на следующей неделе пройдет , как мы надеемся , несколько семинаров МФК - новости см. здесь - http://www.runiver.net/news/ (пока доступно только при регистрации на сайте), или на главной странице. Адрес завтрашнего семинара анархиста-коммунитариста Дмитриева - http://www.runiver.net/gostiny.

Петр Сафронов проводит первый семинар по политикам власти в академии - http://www.runiver.net/news/42024, в том же месте, где был я - http://www.runiver.net/address1

Первый семинар Дуденковой по археологии субъекта - http://www.runiver.net/news/42003. Место до конца не определено.

Буду ли я делать выступление (http://www.runiver.net/event/8020) в четверг, пока под вопросом. Скорее да.

Все это проходит в семь часов вечера.

4 или 5 событий в неделю - это много, но сейчас это скорее эффект старта. ПОтом, видимо, будет 2-3.