Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Джонс

враги сожгли систему логики

В чем проблема оппозиции врага/друга, которая, вероятно, на время снова привлечет внимание мыслящей общественности? Не только в том, что де факто тот же Шмитт оговаривается, что речь идет не просто об эмпирическом враге (например, теще), а о "публичном". А раз так, как честный человек, он должен долго и нудно отвечать, что такое публичность, почему есть публичные враги и непубличные (если есть), что определяет публичную предикацию врага и т.д., но этого не делает - дескать, и так понятно. Проблема совсем в ином. Например, есть "истина и ложь" как термины логики. Но сама логика возможна лишь в разных системах исчислений, которые - не просто разнообразие формализмов, а именно эволюционирующее множество механизации самих способов "обработки" истины, благодаря которым какие-то высказывания становятся истинными, а какие-то ложными, то есть сам знак "истинно" начинает циркулировать по множеству высказываний. Логика - это именно способ такого отношения к истине, который позволяет экономизировать ее, а не удостоверяться каждый раз в ней, то есть, иными словами, логическое исчисление нужно, чтобы мы могли продуктивно отличать истину от лжи, не зная, вообще говоря, в чем именно заключается истина. Эта обработка, например, позволяет выводить одни высказывания из других, соединять их, разбивать и т.д. И эволюция идет, скажем, от силлогизма до булевой алгебры и далее. Одна система может эмулировать другую, но не сводится к ней. Более поздние системы реализуются в механизмах, которые принципиально не могут быть построены на базе силлогизма (компьютер). Грубо говоря, истиной может быть что угодно, игра идет вокруг способов ее ресайклинга, в котором сохраняется именно знак, то есть оппозиция истина/ложь.

Точно так же и с другом и врагом как "базовой" оппозицией: разные системы по-разному производят и исчисляют эти термины, но "на поверхности" они остаются всегда одними и теми же. Более того, упускается из виду то, что более поздние системы механизации исчисления врагов позволяют построить принципиально иные социальные механизмы (например различие между дореволюционными и наполеоновскими армиями). Враги и друзья действительно представляются "провиденциальной" подкладкой всей истории в целом, но лишь потому, что они субстантивируются, тогда как на деле являются лишь подвижными терминами принципиально не сводящихся друг к другу исчислений. То есть, если брать тот же пример, мы начинаем думать, что под терминами false и true всегда скрывается какая-то одна и та же "Истина" и одна и та же "Ложь", лишь скрытые (вытесненные и забытые) формально-механической системой логики, тогда как реальное значение имеют не эти мифические референты, а именно способы перехода в каждой логической системе от одного условного термина (фактически плейсхолдера) к другому, способы их разнесения и конъюнкции, выведения и нейтрализации. То есть Шмитт - это, конечно, тот же Хайдеггер, решивший, что логика false and true - и есть радикальное предательство алетейи. Но в человеческой истории нет архиврагов точно так же, как у греков не было алетейи.
Джонс

штаатистика и псевдослучайный выбор

Переформатирование руин тайного голосования можно сравнить с обменом статистики (как государственной науки par excellence) на "справедливую" Считалку.

Считалка - странный механизм «случайного» выбора. Хотя выбор осуществляется и кажется случайным, на деле результат зависит только от позиции говорящего и выбранной считалки. То есть выбирать нужно их (хотя их никогда не выбирают, они уже "сложились" на момент считания), поскольку при известном количестве участников и известном количестве слогов произносить саму считалку не требуется – ее исход строго детерминирован. То есть это якобы справедливый выбор, который в действительности происходит на совсем другом уровне - например на случайной расстановке людей вокруг считающего и выборе самого считающего. Считалка дважды "сфальсифицирована" (ситуацией и речевкой), но неизменно порождает перформативный результат справедливости, с которым невозможно поспорить.

Таким образом, сейчас, судя по всему, политически происходит сдвиг от "слепой оценки" статистического толка, которая всегда относится к любому материалу и заявлению как к внешнему, как к всего лишь физическому явлению, но именно потому гарантирует "нейтральность" и справедливость результата, к псевдослучайности, полностью детерминированной ситуацией (расстановкой участников) и выбранным количеством слогов, но производящей справедливый исход как перформативный эффект самого - с научной и статистической точки зрения бессмысленного - подсчета. То есть режим полностью меняется, стирая внешнесть дисциплинарного статистического механизма. Нейтральную карусель голосов сменяет хоровод рецитации. Либеральная демократия - это все еще штатистика, революция - большая считалка. Главное - не забыть вынуть ножик из кармана.
Джонс

руки шивы в стране халявы

Оказывается у Долгина вышла вторая книга - http://adolgin.ru/

про "другую руку"

Кстати, названия с "another hand" были довольно популярны. Если так собрать все интерпретации, то выяснится, что у экономики не одна рука и не две, а миниумум восемь.

Странно, конечно, что все эти тексты Долгина , по видимости, транслируются в вакуум, вернее в Библиоетку Конгресса, когда, казалось бы, такие богатые возможности для встраивания в культур-бизнес - Сколково, Тверь, что там еще). Что-то не клеется на уровне явно местной практики, где, собственно, как показывает дискуссия по Кинофоруму вопрос "качества" культурного продукта - вообще вопрос десятый. Тут совсем иные механизмы работают, в которых не последнюю роль играет идеология, эмпирически проявляющаяся в том, что халява сошлась с "распилом". Образовался такой цикл желания, в котором совсем нет никаких вариантов: как написали в комментах на опенспейсе, не надо быть идеалистом - даже если вы не съедите икру на ворованные деньги, это не значит, что деньги будут розданы бедным или пойдут на низовое искусство. Даже если выставить ее в дверь, икра културы все равно залезет в окно, и вопрос лишь в том, кто будет ловить ее у окна, как в традиционном обряде ловли халявы. То есть культура относится к "реальной" экономике именно как халява к распилу (или сверхдоходу), или, иными словами, объективность распила дублируется субъективной культурой халявы, которая представляет все культурное содержаание не более чем в качестве механизма встраивания в этот объективный процесс, из которого никакого выхода нет. Собственно, эта схема определяет полностью и популярную ныне дискуссию "Интеллигенция и власть, или Как им сотрудничать". Речь идет, разумеется, не об интеллигенции и власти, а о том, как объективное движение российского капитала может быть отражено в фетишном потреблении культуры, то есть о том, как интеллигенция, не имея нкакого отношения к реальному производству распила (а именно это производство является здесь базовым, а не производство производства, как, например, в кредитной экономике), может поучаствовать в распиле потребления, выстроив халявный интерфейс, позволяющий нейтрализовать запах именно больших, а не маленьких денег. Собственно, настоящий вопрос - как интеллигенция может получать деньги ни за что, если работать она по определению не может. То есть сотрудничать с властью может только тот, кто, разумеется, не работает на нее за зарплату. Халява интеллигенции несовместима с наемным трудом. Сама "власть" - это то, что не может быть работодателем, а является инстанцией распила.

В такой схеме синтеза халявы и распила Долгин представляется просто монстром классики, поскольку его вторая сигнальная система - конечно, попытка сыграть поверх и вовне этой схемы, руководствуясь некоей нормой потребления как такового, которое должно сигнализировать о содержании. Но здесь культура не потребляется просто так, нет независимых потребителей, само потребление ее является лишь моментом антропологически пока еще не изученных практик уловления халявы в спекулятивной экономике распила.
Джонс

Рефлексия и ТМ

Занимательная дискуссия о соотношении франц. философии ускользания и советской рефлексии - http://herr-und-knecht.livejournal.com/154859.html

И не только Делез с его "нео-спинозизмом", но и Деррида, и прочие "пост-структуралисты" в этом отношении по сути не отличались от кантовско-гегелевского проекта, если иметь в виду под этим проектом создание "траснцендентальной логики", а под "траснцендентальной логикой" понимать науку именно о таких механизмах, позволяющих мысли делаться адекватной "внешнему".

Десять лет назад мы написали об этом книжку ("EuroOntology"), где основным термином как раз и был "Трансцендентальный механизм" (TM), который работает и в differance, и у Хайдеггера (у того даже открытым текстом), и о том, что может открыться за его пределами (это как раз вопрос, потому что например аналитическая философия работает не "за пределами", а там где пределы не обнаружены, но постоянно воспроизводятся в том или ином натурализованном виде), а Надточий все считает, что где рефлексия - там и трансцендентальный субъект, то есть смотрит на ТМ из критического горизонта Деррида и критики presence, вернее даже из горизонта предисловии Автономовой к "О грамматологии". Если бы все было так просто. Впрочем, о том же самом, то есть принципиальном схождении феноменологии близости\дальнего и постструктурализма заявил и Мейясу, но в несколько грубоватой манере.

ps
надо бы выложить EuroOntology, как "мемуар")), но тут технический вопрос - как перегнать в pdf книжку из формата макета p65 с разными шрифтами в pfb и pfm?
Джонс

изопрайсы

К карте безопасности России - http://ivangogh.livejournal.com/1346902.html

вот тут рассказали, что в Калуге, дескать, гречка стоит 60 р, а в мск уже не менее 80. В связи с этим, кажется, актуален не только проект "Карты безопасности", а карта, где Россия будет расчерчена ИзоПрайсами, то есть изолиниями, соединяющими географические и административные пункты с одинаковыми значения цен на те или иные продукты. Например, вдруг окажется, что изопрайс соединяет какой-то магазин Калуги и какой-то развал в подмосковье.

Естественно, такая карта может быть только интерактивной, масштабируемой и регулярно обновляемой, то есть должна быть выполнена на платформе типа айфона или по крайней мере в рамках приложений яндекса. В общем будущее близко - хипстеры с айфонами будут бегать по изопрайсам в поисках равноценной гречки.

Кстати, недавняя флуктуация цен на рынках Саратова сразу же отобразилась бы на такой интерактивной карте как невиданное возмущение всех изолиний, что-то вроде землетрясения соответствующей магнитюды. И тут уж Президента никак нельзя было бы обмануть, он сразу бы на самых разных своих гаджетах увидел, что что-то не в порядке, поскольку изопрайсы так легко не меняются. Вот было бы торжество электронной демократии. Про аналитические возможности такого механизма я даже говорить ничего не буду.